Мнение опытного специалиста в области энергетики - Выработка электроэнергии - Промышленная энергетика - Каталог статей - Электрик
Электрик Пятница, 09.12.2016, 22:13
Поиск по сайту
Меню
Каталог
Электроснабжение [62]
ТВСиК [3]
Выработка электроэнергии [4]
Энергобезопасность [34]
Нормативные документы [15]
Новости
Block title
***
|
ОПРОС
какая нормативная документация вас интересует
Всего ответов: 1727
Главная » Статьи » Промышленная энергетика » Выработка электроэнергии

Мнение опытного специалиста в области энергетики


Энергетика как зеркало мирового системного кризиса


 


Вфевральском номере журнала «Энергетик» за 2007 г. была опубликована моя статья «Об очевидных причинах и результатах реформ в электроэнергетическом секторе самых развитых стран мира». В той статье на базе анализа структурных реформ в мировой электроэнергетике было показано, что демонополизация сектора производства электрической энергии и либерализация ее рынка на стыке XX и XXI столетий были осуществлены в основном в целях улучшения положения энергоемкой промышленности, которая уже тогда переживала кризисные явления, связанные с более высоким уровнем издержек производства в сравнении с издержками в тех же отраслях развивающихся стран с благоприятным климатом и дешевой рабочей силой, с угрозой кризиса, аналогичного Великой депрессии, которая поразила 80 лет назад экономику США.
Великая депрессия была типичным для капитализма кризисом перепроизводства. За годы этого кризиса обанкротились более 9 тыс. банков с депозитами порядка 7 млрд дол. США и 86,5 тыс. предприятий. На 75 % сократилось производство гордости Америки — автомобилей. Полностью остановилось производство подвижного железнодорожного состава. Уровень безработицы без выплаты каких-либо пособий достиг в 1932 г. 32 %.
Суть такого экономического кризиса, потрясшего самую богатую страну мира, достаточно проста. После окончания Первой мировой войны и мировых революционных потрясений мощная индустрия США должна была переключиться на преимущественно гражданскую продукцию. Спрос на нее казался предприимчивым американцам неограниченным, и они, не имея никаких ограничений  со  стороны  государ-
ства, бросились в омут его удовлетворения с наращиванием производственных мощностей и увеличением объема выпуска товаров. В конкурентной борьбе за потребителя производители искали и находили пути снижения издержек и цен, открывая доступ к своим товарам новым слоям населения.
Однако этот период оказался недолгим. К концу «ревущих двадцатых», как называли годы бума, производители пришли к пределу снижения издержек производства, следовательно, и цен на товары, а покупатели — к пределу своего платежеспособного спроса. Огромная масса людей в самой Америке и в остальном мире могла бы потреблять и потреблять производимую американскими предпринимателями продукцию, но у них не было на это средств. Не мог помочь США и внешний рынок: Европа, разоренная войной и революциями, была гораздо беднее Америки.
Не имея возможности реализовать выпущенную продукцию, предприниматели не могли рассчитаться с банками, кредитовавшими производство, и выплатить заработную плату своим рабочим. В связи с этим они вынуждены были резко сократить объемы производства и начать массовые увольнения наемных работников.
В условиях свободы рынка каждый должен был искать пути спасения, исходя исключительно из своих интересов. Но интересы каждого из них теснейшим образом переплетались с интересами множества других. Банкиры, прекрасно понимавшие, что рухнувшие предприятия потянут за собой банки, считали необходимым кредитовать промышленность, но продолжение ее работы в прежнем режиме лишь усугубляло положение.
Избыток товаров неизбежно вел к обвалу цен, и, чтобы их поддержать, товары просто уничтожали. В целях исключения этого искали пути реализации тех или иных товаров в новых для них сферах. Пшеничную муку тонкого помола, например, пытались использовать в качестве топлива для двигателей внутреннего сгорания.
Выброшенная на улицу треть рабочего класса не имела средств к существованию. Многие безработные в период благополучия приобрели в кредит товары длительного пользования, и их положение усугублялось требованиями банков о возврате кредита.
Выходом из Великой депрессии Соединенные Штаты Америки обязаны своему 32-му президенту — Франклину Делано Рузвельту. Придя к власти в 1933 г., он еще трижды избирался на этот пост, и умер в апреле 1945 г. при исполнении своих президентских обязанностей.
История, как известно, повторяется, и к концу 1980-х годов промышленность развитых стран и, прежде всего, США вновь пришла к пределу снижения издержек производства. Но та же беда в конце XX века проявилась по-иному. Глобализация экономики создала условия для ухода капитала из развитых стран в развивающиеся, где благоприятные погод-но-климатические условия, близость сырья и низкая цена рабочей силы позволяют обеспечить значительное снижение издержек производства и, соответственно, цен на товары, а затем сбывать эти товары в странах с самым высоким уровнем зарплаты и получать таким образом гарантированный максимум прибыли.
В результате предприниматели любой развитой страны получили возможность закупать дешевую энергоемкую продукцию на мировом рынке, и весь вопрос при этом стал сводиться к тому, а что делать в таком случае политикам развитых стран с собственной промышленностью, где заняты миллионы людей, которых нужно будет выбросить на улицу. К тому же продукция многих
отраслей промышленности имеет огромное стратегическое значение. Эти отрасли, как правило, энергоемки, и сначала для них в ряде стран пытались уменьшить ценовую нагрузку энергетики путем установления льготных тарифов на энергию. Так поступили, например, США, где за несколько лет до начала структурных реформ в Калифорнии с алюминиевыми компаниями был заключен долгосрочный договор об отпуске им электричества по цене 22,5 дол. за 1 МВт ■ ч. В этом штате, несмотря на самые передовые технологии производства энергии (здесь в то время работало около половины парогазовых блоков, установленных в США), тарифы на электроэнергию -были на треть выше, чем в среднем по стране, что связано в основном с жесткими экологическими требованиями.
Однако политика льготирования отдельных категорий потребителей чревата серьезными социальными последствиями, и в конце 80-х годов XX века противники монополизма предложили политикам рассмотреть вопрос о демонополизации сектора производства энергии. Они убеждали, что это приведет к усилению конкуренции в секторе генерации, которая снизит издержки энергетического производства, а следовательно, и потребительские тарифы на энергию.
Такая идея чем-то новым не была. Предложения о демонополизации энергетики поступали и в ходе разработки плана выхода из Великой депрессии, но «дебаты по электричеству», организованные администрацией Ф. Д. Рузвельта, закончились в 1935 г. принятием закона, оставившего электроэнергетику вертикально интегрированной монополией. И причиной тому стали одновременность производства и потребления электрической энергии, специфика ее транспорта и влияние на качество электроэнергии всех участников отношений, связанных с ее производством, передачей, распределением и даже потреблением.
Из Директивы Европейского Союза о реформировании электроэнергетики следует, что политики прекрасно понимали опасность демонополизации отрасли. Директива, например, принимает во внимание, что «введение обязательств перед коммунальным сектором в случае некоторых государств-членов может оказаться необходимым для обеспечения безопасности поставок, а также
для защиты потребителей и окружающей среды, чего, по их мнению, свободная конкуренция сама по себе гарантировать не может» (п. 13 преамбулы).
Опасался Евросоюз и «неожиданного кризиса на энергетическом рынке и угрозы личной неприкосновенности людей или безопасности, аппаратуры, установок или целостности системы» (глава VIII, статья 23).
Принимая решение о реформировании электроэнергетического сектора, политики, таким образом, выбирали из двух зол меньшее, полагая, что борьба с дефицитом в условиях рынка гораздо проще, чем с перепроизводством. Реформами, суть которых свелась к предоставлению промышленности права выбора поставщика, они значительно улучшили ее положение, а увеличением доли газа (в Англии, например, с 0 до 36 %) и административным сдерживанием тарифов на электроэнергию для коммунального сектора сумели сделать растущую разницу в тарифах для промышленности и населения незаметной.
Изменилось ли что-нибудь за прошедшие годы?
Да, изменилось, и самым заметным явлением стал «неожиданный» финансовый, по определению политиков, кризис, разыгравшийся в конце 2008 г. Но из ничего так быстро подобные события не развиваются, и нам необходимо понять истинную картину того, что произошло.
В 1996 г. мне пришлось сопровождать министра топлива и энергетики России Ю. К. Шафраника в Китай, и там в ходе беседы с премьер-министром Ли Пэном выяснилось, что мы с Китаем находились тогда практически на одном уровне развития электроэнергетики. Мощность электростанций России и Китая была примерно одинаковой — по 205 млн кВт, и разница заключалась лишь в объемах производства энергии. Китай в 1996 г. выработал 1016 млрд кВт ■ ч, а уровень российского производства, достигший в 1990 г. 1082 млрд кВт ■ ч, упал в 1996 г. до 847 млрд кВт ■ ч, и этот уровень 1990 г. по причине «ненадобности» в России не достигнут до сих пор.
Почти 800 млн кВт американских генерирующих мощностей в 1996 г. по сравнению с 205 млн кВт российских и китайских мощностей казались в те годы недосягаемыми, но то, что произошло в Китае, иначе как чудом назвать невозможно. В
2008 г. его генерирующие мощности перешагнули рубеж 800 млн кВт, а годовой ввод мощностей доведен до 100 млн кВт.
Российское достижение — 12 млн кВт в год, полученное в 1970-х годах, не идет ни в какое сравнение с китайскими достижениями, даже если к ним добавить рекордные 40 млн кВт в год мощностей США, введенных там в те же 70-е годы.
Агентство Синьхуа 5 мая 2008 г. сделало следующее заявление: «Глава Государственного управления КНР по делам энергетики Чжан Баого сказал, что к концу этого года общая мощность установленных на отечественных электростанциях энергоблоков превысит 800 млн кВт, а к 2010 г. может достичь 1 млрд кВт. На проходившем в те дни форуме по вопросам развития китайской гидроэнергетики Чжан Баого сообщил, что в конце 2007 г. совокупная мощность китайских электростанций уже достигла 713 млн кВт. Ныне в стране строятся электростанции общей мощностью 190 млн кВт. По предварительной оценке, к концу 2009 г. совокупная мощность установленных на китайских электростанциях энергоблоков достигнет 900 млн кВт. По данным авторитетных ведомств страны, для удовлетворения потребности социально-экономического развития китайская электроэнергетика много лет поддерживала динамичный рост. В последние 5 лет общая мощность китайских электростанций преодолела отметки в 400, 500, 600 и 700 млн кВт, и по этому показателю Китай в течение 10 лет занимает второе место в мире после США...»
Это кажется невероятным, но факт есть факт. Китай вплотную приблизился к промышленной мощи США. В мае 2001 г. в США работало около 5000 электростанций общей мощностью 800 млн кВт. Согласно докладу «О национальной энергетической стратегии США», подготовленному группой экспертов под руководством вице-президента Д. Чейни в связи с развивающимся энергетическим кризисом, до 2020 г. в стране должно быть введено 1300 - 1900 электростанций общей мощностью 393 млн кВт, или почти по 20 млн кВт в год.
Американскую пятилетку Китай делает за год, и весь прирост энергетических мощностей идет на привод промышленности, ориентированной в основном на экспорт производимых товаров. Такой рост мощностей требует   соответствующего   роста
мощностей энергетического машиностроения, топливной базы и всего остального, необходимого для развития электроэнергетики.
Поверить в возможности только самого Китая очень трудно. Однако анализ показывает, что ничего сверх-естественного в китайском чуде нет.
Как уже сказано, в конце 1980-х годов промышленность развитых стран, и прежде всего США, пришла к пределу снижения издержек производства и цен на товары, и дальнейшее наращивание их производства в «домашних» условиях становилось бессмысленным, даже для американского уровня зарплаты. Но капитал должен работать, и взоры потенциальных инвесторов обратились к развивающимся странам. Накопив валюты, они заказывали западным фирмам строительство промышленных объектов.
Китай же пошел дальше. Волей случая мне пришлось возглавить первую российскую группу по программе российско-японского сотрудничества, названной программой Ельцин - Хасимото. Как выразился один из участников этой группы, мы попали в совершенно иную цивилизацию, и интересно было буквально все, но применительно к данной теме следует отметить лишь такой эпизод. Состоятельные члены группы из РАО «ЕЭС России» очень интересовались японской бытовой электроникой, и однажды наш гид-переводчик с большой долей удивления сказал буквально следующее.
— Не понимаю я ваших ребят. У меня, японца, например, практически нет ничего японского. Вся моя техника импортная: Тайвань, Китай, Малайзия, Сингапур... Это по всем параметрам одно и то же, но много дешевле.
— А качество? — спросил я.
— Ничуть не хуже, а часто даже лучше. Фирмы-то там наши, но наш рабочий часто пошаливает, а там не пошалишь. Выгонят в один момент, и потери рабочего будут гораздо больше, чем здесь, в Японии.
Китай с полуторамиллиардным населением воспользовался такой ситуацией блестяще. Несколько лет назад Международное энергетическое агентство (1ЕА) прогнозировало, что к 2010 г. Китай вытеснит США еще с двух позиций мирового лидерства — станет вместо них крупнейшим потребителем энергии и одновременно «главным загрязнителем планеты». В этом прогнозе, кроме того, отмечается: «Китайские
власти много раз отказывались предпринимать действия в связи с изменением климата, ссылаясь, что их приоритет — экономика. По их мнению, Западу критиковать Китай за его энергопотребление некорректно, ибо значительная часть товаров китайской индустрии предназначена для рынков Запада».
И это действительно так. Китай в настоящее время лидирует в производстве одежды, обуви, часов и велосипедов, пива, игрушек, фотоаппаратов, мобильных телефонов, цемента и в выпуске множества других промтоваров. Он близок к лидерству даже в такой отрасли, как автомобилестроение. И самое главное состоит в том то, что подлинно китайского во всем перечисленном не так уж много. Истинно китайскими здесь являются лишь земля под производственными предприятиями, рабочие руки и налоги с таможенными сборами. Прибыль, как и положено, идет хозяевам, которыми являются иностранцы, а продукция чаще всего находит сбыт на родине капитала. Многие западные предприятия имеют в Китае свои цеха по производству комплектующих изделий. Корпорация «Боинг», например, владеет цехами в трех китайских провинциях.
Вернемся теперь в США, где начался так называемый финансовый кризис, и рассмотрим проблему на примере простого среднего американца, работающего, скажем, в корпорации по производству одежды и обуви, где он зарабатывает примерно 3000 дол. в месяц. Жил такой американец на свой заработок от зарплаты до зарплаты, которой покрывал все свое текущее потребление и возврат кредитов, взятых на приобретение дорогих предметов длительного пользования.
Однако несколько лет тому назад он, зайдя в супермаркет, обнаружил, что рядом с товарами производства его корпорации лежат аналогичные китайские товары, цена которых много ниже. Практичные американцы умеют считать, и логика суждений нашего «середняка» была простой. Переход на китайские товары значительно повышает его покупательную способность, и он может подняться в потреблении на ступеньку выше с возможностью улучшить все условия своего быта, многие из которых (жилье, автомобили и т.п.) традиционно приобретаются в кредит.
Вырядившись во все китайское, практичный американец пошел за своей зарплатой, но ему пояснили, что выдача ее задерживается, так как произведенная им продукция не находит сбыта, и предприятие не может расплатиться по кредитам, взятым под ее производство. Кроме того, поскольку это вдруг стало массовым явлением, банк отказал в кредите под новый цикл производства, и корпорация должна перейти на сокращенную рабочую неделю. Не получив зарплаты с угрозой такого перехода, американец, поднявшийся на уровень выше среднего, как и корпорация, не смог сделать свой очередной платеж по кредиту.
А Китай, судя по сказанному, действует все энергичнее. В заделе у него почти 200 млн кВт мощностей, способных в течение двух лет развернуть промышленный потенциал нынешней России.
Похоже, что Китай решил заняться еще и кормежкой американцев. В канун Пасхи 2009 г. в средствах массовой информации появилось сообщение о том, что правительство КНР подало иск во Всемирную торговую организацию на США по поводу законоположения, ограничивающего импорт в Штаты китайской птицеводческой продукции. «Официальный представитель министерства коммерции КНР Яо Цзянь, — пишется в сообщении, — комментируя это событие, заявил, что статья 727 нарушает нормы соглашения по сельскому хозяйству, другие правила ВТО и носит заведомо дискриминационный характер».
В выходе из Великой депрессии американскому капитализму помогли разработки Василия Леонтьева, который на базе первого баланса народного хозяйства СССР за 1923 -1924 гг., подготовленного по заданию Совета Труда и Обороны под руководством начальника ЦСУ СССР П. И. Попова, начал разработку методов регулирования капиталистической экономики. Попытки внедрить балансовый метод планирования в Германии и Китае успеха не имели, и понят он был только в Соединенных Штатах Америки, охваченных тяжелым экономическим кризисом.
Величайшие достижения человеческого разума отмечаются самой престижной Нобелевской премией, которая вручается, как правило, после 20 - 30-летней проверки эффективности открытий. В 1973 г. Нобелевская премия была присуждена В. Леонтьеву «за развитие ме-
тода «1прит-оитриЬ> (затраты-выпуск), а в 1975 г. этой награды были удостоены советский ученый Л. В. Канторович и американец Т. Купманс «за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов».
Вопреки здравому смыслу с некоторых пор в мировой практике возобладали мнения о вреде чрезмерного влияния государства на экономику. Расплата за это, как показывают реалии нынешних дней, долго ждать себя не заставила, и сожалеть можно только о том, что Россия в распространившейся новой вере заняла одно из ведущих мест.
Выход из нынешнего экономического кризиса представляется достаточно проблематичным. Внутренний баланс той или иной страны может быть достигнут усилиями ее правительства. Для достижения мирового баланса нужно мировое со-
гласие, которое должно стать целью всех без исключения государств.
В свете изложенного вполне естественно возникает вопрос о России, куда иностранные капиталы, несмотря на многочисленные призывы руководства страны к зарубежным предпринимателям, идти, как в Китай, пока не торопятся. Объяснить такую инертность можно, например, суровостью российского климата, требующего защиты жизнедеятельности человека стенами в три кирпича вместо двух слоев фанеры с легким слоем изоляции между ними, и многими другими вескими причинами, но все они, скорее всего, главными не являются.
Главное, похоже, заключается в том, что приток иностранных инвестиций невыгоден молодому российскому капитализму. Подобная позиция достаточно легко просматривается при анализе состояния энергетики России, но это уже совсем иная, новая тема.
Электричество сегодня является главным приводом в промышленности и на железнодорожном транспорте, основным источником энергии для получения цветных металлов и высококачественных сталей и сплавов, единственным источником искусственного освещения и питания систем информатизации, управления и контроля. В России, кроме того, электростанции производят примерно половину тепла для нужд городов.
Электроэнергетика в свете этого является основной инфраструктурой экономики и быта граждан, и ее состояние и темпы развития определяют состояние и темпы развития всей экономики.

Категория: Выработка электроэнергии | Добавил: electrik1 (28.08.2009)
Просмотров: 1181 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Объявления
.
ОБЛАКО
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика

Block title
QR код ссылка на сайт для смартфонов
.
Copyright MyCorp © 2016
Создать бесплатный сайт с uCoz